№ 6. Реферат



1. Изучите основные требования к учебным рефератам (см. СТО ЮУрГУ 17-2008 «Учебные рефераты. Общие требования к построению, содержанию и оформлению» — файл «Требования к реферату»)

2. Напишите реферат на тему «Речевой этикет», используя приведенные ниже источники.

А) Е.М. Лазуткина. Этика речевого общения и этикетные формулы речи (из сборника «Культура   русской   речи   и   эффективность   общения», выпущенного  под. ред. Л.К. Граудиной, Е.Н. Ширяева. М.: Норма, 2000, 560 с.)

Этика речевого общения начинается с соблюдения условий успешного речевого общения: с доброжелательного отношения к адресату, демонстрации заинтересованности в разговоре, «понимающего настроения» настроенности на собеседника, искреннего выражения своего мнения, сочувственного внимания. Это предписывает выражать свои мысли в ясной форме, ориентируясь на объем знаний адресата. В праздноречевых сферах общения в диалогах и полилогах интеллектуального, а также «игрового» или эмоционального характера особую важность приобретает выбор темы и тональности разговора. Сигналами внима­ния, участия, правильной интерпретации и сочувствия являются не только регу­лятивные реплики, но и паралингвистические средства мимика, улыбка, взгляд, жесты, поза. Особая роль при ведении беседы принадлежит взгляду.

Таким образом, речевая этика — это правила должного речевого поведения, основанные на нормах морали, национально-культурных традициях.

Этические нормы воплощаются в специальных этикетных речевых формулах и выражаются в высказываниях целым ансамблем разноуровневых средств: как полнознаменательными словоформами, так и словами неполнознаменательных частей речи (частицами, междометиями).

Главный этический принцип речевого общения соблюдение паритетнос­ти находит свое выражение, начиная с приветствия и кончая прощанием, на всем протяжении разговора.

1. Приветствие. Обращение.

Приветствие и обращение задают тон всему разговору. В зависимости от со­циальной роли собеседников, степени близости их выбирается ты-общение или вы-общение и соответственно приветствия здравствуй или здравствуйте, добрый день (вечер, утро), привет, салют, приветствую и т.п. Важную роль играет также ситуация общения.

Обращение выполняет контактоустанавливающую функцию, является сред­ством интимизации, поэтому на протяжении всей речевой ситуации обращение следует произносить неоднократно; это свидетельствует и о добрых чувствах к собеседнику, и о внимании к его словам. В фактическом общении, в речи близких людей, в разговорах с детьми обращение часто сопровождается или заменяется перифразами, эпитетами с уменьшительно-ласкательными суффиксами: Анечка, зайчик ты мой, милочка; киса; ласточки-касаточки и т.п. Особенно это характерно для речи женщин и людей особого склада, а также для эмоциональной речи.

Национальные и культурные традиции предписывают определенные формы обращения к незнакомым людям. Если в начале века универсальными способами обращения были гражданин и гражданка, то во второй половине XX века большое Распространение получили диалектные южные формы обращения по признаку пола женщина, мужчина. В последнее время нередко в непринужденной разговорной речи, при обращении к незнакомой женщине употребляется слово дама. Однако при обращении к мужчине слово господин используется только в офици­альной, полуофициальной, клубной обстановке. Выработка одинаково приемлемого обращения к мужчине и женщине дело будущего; здесь скажут свое слово социокультурные нормы.

2.   Этикетные формулы. В каждом языке закреплены способы выражения наиболее частотных и социально значимых коммуникативных намерений Так, при выражении просьбы в прощении, извинении принято употреблять прямую, буквальную форму, например, Извини(те), Прости(те). При выражении просьбы принято представлять свои «интересы» в непрямом, небуквальном высказывании, смягчая выражение своей заинтересованности и оставляя за адресатов право выбора поступка; например: Не мог бы ты сейчас сходить в магазин?; Ты сходишь сейчас в магазин? При вопросе Как пройти?.. Где находится?.. также следует предварить свой вопрос просьбой Вы не могли бы сказать?; Вы не скажете?..

Существуют этикетные формулы поздравлений: сразу после обращения ука­зывается повод, затем пожелания, затем заверения в искренности чувств, под­пись. Устные формы некоторых жанров разговорной речи также в значительной степени несут печать ритуализации, которая обусловлена не только речевыми канонами, но и «правилами» жизни, которая проходит в многоаспектном чело­веческом «измерении». Это касается таких ритуализованных жанров, как тосты, благодарности, соболезнования, поздравления, приглашения.

Этикетные формулы, фразы к случаю важная составная часть коммуника­тивной компетенции; знание их показатель высокой степени владения языком.

3.   Эвфемизация речи. Поддержание культурной атмосферы общения, желание не огорчить собеседника, не оскорбить его косвенно, не вызвать дис­комфортное состояние все это обязывает говорящего, во-первых, выбирать эвфемистические номинации, во-вторых, смягчающий, эвфемистический способ выражения.

Исторически в языковой системе сложились способы перифрастической но­минации всего, что оскорбляет вкус и нарушает культурные стереотипы общения. Это перифразы относительно ухода из жизни, половых отношений, физиологи­ческих отправлений; например: он покинул нас, скончался, ушел из жизни; название книги Шахетджаняна «1001 вопрос про это» об интимных отношениях.

Смягчающими приемами ведения разговора являются также косвенное ин­формирование, аллюзии, намеки, которые дают понять адресату истинные причины подобной формы высказывания. Кроме того, смягчение отказа или вы­говора может реализовываться приемом «смены адресата», при котором делается намек или проецируется речевая ситуация на третьего участника разговора.

В традициях русского речевого этикета запрещается о присутствующих гово­рить в третьем лице (он, она, они), таким образом, все присутствующие оказыва­ются в одном «наблюдаемом» дейктическом пространстве речевой ситуации «Я -ТЫ (ВЫ) — ЗДЕСЬ — СЕЙЧАС». Так показывается уважительное отношение ко всем участникам общения.

4.   Перебивание. Встречные реплики. Вежливое поведение в рече­вом общении предписывает выслушивать реплики собеседника до конца. Однако высокая степень эмоциональности участников общения, демонстрация своей со­лидарности, согласия, введение своих оценок «по ходу» речи партнера рядовое явление диалогов и полилогов праздноречевых жанров, рассказов и историй-вос­поминаний. По наблюдениям исследователей, перебивы характерны для мужчин, более корректны в разговоре женщины. Кроме того, перебивание собе­седника это сигнал некооперативной стратегии. Такого рода перебивы встречаются при потере коммуникативной заинтересованности. Культурные и социальные нормы жизни, тонкости психологических отношений предписывают говорящему и слушающему активное создание благожелательной атмосферы речевого общения, которая обеспечивает успешное решение всех вопросов и приводит к согласию.

5. ВЫ-общение и ТЫ-общение. В русском языке широко распространено ВЫ-общение в неофициальной речи. Поверхностное знакомство в одних случаях и неблизкие длительные отношения старых знакомых и других оказываются употреблением вежливого «Вы». Кроме того, ВЫ-общение свиде­тельствует об уважении участников диалога; так, Вы-общение характерно для дав­них подруг, питающих друг к другу глубокие чувства уважения и преданности. Чаще Вы-общение при длительном знакомстве или дружеских отношениях на­блюдается среди женщин. Мужчины разных социальных слоев чаще склонны к Ты-общению. Среди необразованных и малокультурных мужчин Ты-общение считается единственно приемлемой формой социального взаимодействия. При установившихся отношениях Вы-общения ими предпринимаются попытки наме­ренного снижения социальной самооценки адресата и навязывания Ты-общения. Это является деструктивным элементом речевого общения, уничтожающим ком­муникативный контакт.

Принято считать, что Ты-общение всегда является проявлением душевного согласия и духовной близости и что переход на Ты-общение является попыткой интимизации отношений; ср. пушкинские строки: «Пустое Вы сердечным Ты она, обмолвясь, заменила…». Однако при Ты-общении часто теряется ощущение уни­кальности личности и феноменальности межличностных отношений.

Паритетные отношения как главная составляющая общения не отменяют воз­можности выбора Вы-общения и Ты-общения в зависимости от нюансов социаль­ных ролей и психологических дистанций.

Одни и те же участники общения в различных ситуациях могут употреблять местоимения «вы» и «ты» в неофициальной обстановке. Это может свидетельст­вовать об отчуждении, о желании ввести в речевую ситуацию элементы ритуаль­ного обращения (ср.: А Вам, Виталий Иванович, не положить салатику?)

 

Б) Н. И. Формановская. Культура общения и речевого поведения. М., Издательство: ИКАР, 2010 г., 240 стр.

Правила ведения речи

Для разных видов речевой деятельности общество выдвигает определенные правила их осуществления. Каждый понимает, что не следует в библиотеке, читальном зале читать громко или даже бормотать, так как это мешает другим, не следует говорить своему другу что-либо слишком громко в общественном месте, так как сообщение не предназначено для чужих ушей, и т.д.

Правила ведения речи, или этикет речи, описываются учеными 1. Наверное, важнее всего выделить правила для говорящего и слушающего, так как в устном контактном непосредственном общении текст рождается спонтанно, т.е. неподготовленно, к нему нельзя вернуться, его нельзя исправить. Поэтому надо быть особенно внимательным к соблюдению таких правил и постираться ввести их в привычку.

Итак, правила для говорящего.

Первое правило. Говорящему предписывается доброжелательное отношение к собеседнику. Запрещается своей речью наносить адресату разного рода ущерб: обиду, оскорбление, пренебрежение. Следует избегать прямых негативных оценок личности собеседника. Все эти: ты дурак, растяпа, бестолочь, перестаньте пороть глупости, еще никогда не встречал такого бестолкового сотрудника и т.д. и т.п. не способствуют достижению коммуникативной согласованности, благоприятным взаимодействиям, а значит, и успешной работе. Ведь и в семейных отношениях мужа и жены, родителей с детьми важно это учитывать! Нанесенные дома оскорбления трудносмываемы, из-за бытового «сам дурак» могут распадаться семьи! Дети от неуважительного отношения родителей привыкают с детства к речевому безобразию и потом, вырастая, при случае воспроизводят его, множат, распространяя поле недоброжелательности и в своей собственной семье, и в трудовом коллективе. И получаются начальники-грубияны и грубияны-подчиненные. Просит инженер молодую сотрудницу приложить еще одно усилие, а она в ответ: Да вы что! Еще чего не хватало! Кто из нас не наблюдал подобного?!

Итак, первое правило уважительность, доброжелательность к адресату.

Второе правило. Говорящему предписывается, осуществляя доброжелательность, проявлять уместную в данной ситуации общения (обязательно уместную, «сообразную и соразмерную», а не преувеличенную) вежливость. Это значит, что необходимо учесть возраст, пол, служебное или общественное положение адресата и другие его социальные позиции и роли и соразмерить свои собственные социальные признаки с этими показателями партнера. Что можно сказать хорошо знакомому, младшему или равному в непринужденной обстановке, то не подойдет старшему, малознакомому, в официальной обстановке. Необходимо стараться смягчать свою речь, снимать излишнюю категоричность. Так, начальник подчиненному может адресовать свое требование в виде просьбы; отказывающийся человек может избежать прямого отказа, а выдвинуть вместо этого аргумент своей занятости (К сожалению, не могу, приезжает сестра, и я буду занят). Надо не забыть поблагодарить и извиниться, поздравить в нужный момент и одобрить… Впрочем, о речевых действиях, связанных с речевым этикетом, мы будем говорить специально.

Третье правило. Говорящему не рекомендуется ставить в центр внимания собственное «я», предписывается быть скромным в самооценках, не навязывать собеседнику, упорно и категорично, собственных мнений и оценок (но это не значит не убеждать!), уметь встать на точку зрения партнера, проникнуться так называемой эмпатией. Это понятие, взятое из области психиатрии, применяют и в лингвистике текста, когда рассматривают языковое выражение солидаризации с каким-либо участником описываемой ситуации. Так, например, об одном и том же событии мы можем сказать: Лекция прочитана профессором и Профессор прочитал лекцию. Выбор речевого построения будет зависеть от того, как мы оценили ситуацию и «чью сторону приняли», что посчитали выдвинутым на первый план. Вот пример, когда мой собеседник в диалоге не следовал правилам эмпатии. Встретив в коридоре института коллегу и поздоровавшись. я сказала: Я недавно вернулась из Киева. Видимо, у меня была цель что-то рассказать о поездке. Значит, я ожидала вопрос вроде: И как вы съездили? А мой партнер произнес: Я тоже недавно там был. Я там видел… и пошло-поехало все про себя. Естественно, что мое желание рассказывать угасло. Сделаем вывод: хорошо бы в разговоре с другим приглушать немного собственное «я».

Четвертое правило напрямую связано с третьим. Говорящему предписывается поставить в центр внимания слушающего, учитывая его социальные роли, его личность и осведомленность в теме, предмете речи, степени его заинтересованности. Следует не скупиться на языковые средства адресации, постоянно поддерживая контакт внимания, понимания, интереса. Все эти: вам, наверное, интересно узнать…; вы, конечно знаете…, повторные обращения, мимические и жестовые знаки внимания очень важны для ведения речи. Если говорящий не смотрит на собеседника, в его глаза, не «прочитывает» в нем понимания и заинтересованности, как бы забывает о своем партнере, значит, он сосредоточился на себе, а таким путем благоприятного для обоих коммуникативного результата достичь трудно.

Пятое правило. Говорящему необходимо уметь выбрать тему для разговора, уместную в данной ситуации, интересную, понятную партнеру. Ясно, что в семье и в учреждении мы избираем разные темы, хотя есть и общие. Во время обеденного перерыва, в транспорте или поликлинике, в гостях или на конференции везде мы ориентируемся в выборе темы. Есть и такой интересный аспект, как национальная специфика типичной в ситуациях общения тематики. Так, например, в Англии часто беседуют о погоде. Недаром у Бернарда Шоу в «Пигмалионе» Элиза Дулитл разучивает произношение фразы, которую она должна употреблять в салонах: Сегодня прекрасный день! В странах с устойчивым, благоприятным климатом такая тематика не принята. Разговоры о семейных отношениях не ведут малознакомые люди, в странах же Ближнего Востока вопрос другу о его жене (ее здоровье и т.д.) считается неприличным. Разговоры в гостях наполнены так называемой «пустой» болтовней, но в ней нуждаются, так как она несет социальную информацию о желательности контакта. А в Японии даже деловой разговор должен предваряться ничего не значащим, как бы пустым разговором о погоде, здоровье и т.д. Это установка на контакт, принятое проявление внимания к собеседнику. Однако в целом говорящий должен стремиться к нетривиальным сообщениям. Мы не имеем в виду малосодержательные разговоры, например о погоде, которые все же несут социальную функцию поддерживания контакта. Вспомним, как умело А.П. Чехов характеризует неинтересного в общении, скучного, занудного человека, вкладывая в его уста выражения типа: Волга впадает в Каспийское море; Лошади кушают овес; Раньше я был неженат и жил один, а теперь я женюсь и буду жить вдвоем и т.д. Эти самоочевидные сообщения вызывают раздражение слушателя.

Шестое правило. Говорящий должен следовать логике развертывания текста, следить за тем, чтобы вывод не противоречил посылке, чтобы следствия вытекали из причин. Недаром же в народе о нелогичной речи говорят: Начал за здравие, а кончил за упокой; В огороде бузина, а в Киеве дядька. Композиция текста, следование одного за другим, разбиение текста на смысловые куски особенно важны в публичной речи, научной и ораторской.

Седьмое правило. Говорящий должен помнить, что порог смыслового восприятия и концентрации внимания у слушающего ограничены. Исследования показывают, что наиболее благоприятная длина устного высказывания равна семи словам плюс/минус два слова (т.е. 59 слов), а время устного сообщения без паузы может длиться от 45 секунд до полутора минут и не превышать существенно это время. Значит, рекомендуется употреблять короткие фразы и не превышать среднюю длину непрерывного (без пауз) говорения. Необходимо также следить за тем, чтобы слушатель не устал, давать ему передохнуть, вновь сосредоточиться. Кроме пауз, есть другие средства пробуждения внимания: это повторные обращения, разного рода средства авторизации и адресации текста, иначе говоря, указаний на себя, говорящего, и на слушающего, апелляции к нему. Особенно важны они в публичной речи, когда говорящий вынужден удерживать внимание целой аудитории. Тогда он время от времени вводит в свою речь те языковые средства, которые в лингвистике называют метакоммуникативными, т.е. такими, которые информируют о намерении автора ввести новый кусок текста, о построении текста, последовательности мыслей, направленности адресату мыслей говорящего и т.п.: Мы уже раньше говорили с вами о…; Вы, конечно, знаете, что…; Хочу еще раз остановиться на…; Вернусь к сказанному ранее…; Теперь мы с вами рассмотрим…; Вы убедились, что…; Вам, наверное, интересно узнать... Таких высказываний много, и именно они берут на себя функцию концентрировать, возбуждать, организовывать внимание слушателя (да и читателя учебника, например).

Восьмое правило. Говорящий должен постоянно вести отбор языковых средств в соответствии с избранной стилистической тональностью текста, ориентируясь не только на адресата, но и на ситуацию общения в целом, на официальность или неофициальность обстановки. В одних случаях мы общаемся в обиходно-бытовой среде, с близкими людьми (дома, с друзьями), в других в нейтрально-обиходной среде, с незнакомыми людьми (в магазине, транспорте, поликлинике, на улице и т.д.), иное дело научное, учебное, профессиональное общение. Каждый раз у говорящего рождаются стилистически разные тексты, которые если и допускают иностилевые вкрапления, то специально внесенные, оправданные. Но нельзя себе представить, чтобы лектор употреблял что-то вроде: Сейчас перекрутим все с ног на голову и как жахнем по этой теории! Или дома за семейным обедом говорили такое: Нет альтернативы борщ или рассольник. Прибегнем к референдуму и сделаем справедливый выбор, если, конечно, говорящий не иронизирует или пародирует специально.

Девятое правило. Говорящий должен помнить, что в устном контактном непосредственном общении слушатель не только слышит, но и видит его, следовательно, принимает от него множество сигналов невербальной (несловесной) коммуникации: жесты, позы, мимику, общую манеру держаться, всю культуру поведения и культуру речи. Прежде всего необходимо сохранять принятую в данной национальной и социальной культуре дистанцию между собой и партнером (если, конечно, оратор не отделен кафедрой от аудитории). Известно, что, например, латиноамериканцы любят меньшую для общения дистанцию, нежели англичане.

Необходимо ограничивать свою жестикуляцию принятыми мерками, не размахивать излишне руками и т.д. У жестов также есть своя стилистика, о чем мы скажем ниже. Слушатель должен чувствовать, что говорящий посылает ему доброжелательные жестовые и мимические сигналы, дополнительно пробуждает в нем контакт внимания, контакт понимания, ритмизуя с помощью жестов свою речь, жестами выделяя главное. Впрочем, о невербальных средствах коммуникации у нас впереди еще целый раздел.

А теперь о правилах для слушающего.

Первое правило. В сравнении с другой какой-либо деятельностью слушание выдвигается на первый план, когда люди хотят достичь согласованности в действиях. Если кто-либо обратился к вам с речью, необходимо прервать дела и внимательно выслушать, о чем он вам сообщает. Конечно, и вступивший в контакт должен чувствовать, можно ли сделать собеседником занятого чем-то человека. Так, в служебных отношениях прерывать сосредоточившегося работника неэтично, в транспорте лучше обратиться с вопросом не к тому, кто занят чтением, а к стоящему просто так, но уж коль скоро к вам обратились, непременно нужно оставить свои занятия и выслушать. Может быть, то, о чем говорит ваш собеседник, настолько важно для него, или для вас, или для общего дела, что не выслушать просто невозможно. Так в обществе вырабатывается правило: отдай предпочтение слушанию перед всеми видами деятельности.

Второе правило. Слушая, необходимо доброжелательно, уважительно и терпеливо относиться к говорящему. Уж коли вы выступили в роли слушающего, имейте такт, терпение, приложите старание выслушать внимательно и до конца. Даже если вам приходится слушать, с вашей точки зрения, не вовремя, даже если, с вашей точки зрения, говорящий мелет чепуху, умейте выслушать таковы правила хорошего тона. Если же в данный момент выслушать совершенно невозможно, тактично перенесите время беседы, указав аргументы вашей занятости. Все это особенно важно учитывать тем, кто с точки зрения социальных признаков старше по возрасту, положению. Не выслушать младшего в семье, на работе значит нарушить важнейшую заповедь культуры общения. О старших и не говорим, так как не выслушать старшего это проявить элементарную грубость. Итак, уважительность к партнеру во время слушания важнейшее правило общения.

Третье правило. Доброжелательно, уважительно выслушивая собеседника, постарайтесь не перебивать его, не сбивать с мысли, не вставлять неуместных или колких замечаний, не переводить слушание в собственное говорение.

Четвертое правило связано со вторым и третьим. Выслушивая, поставьте в центр внимания говорящего и его интересы. Дайте ему проявить себя в речи. Подчеркивайте заинтересованность в нем, в его словах взглядами, мимикой, жестами, междометными и жестовыми «поддакиваниями» (кивками головой), подтверждайте контакт внимания, понимания. В телефонном разговоре, например, когда мы не видим собеседника и не получаем от него жестово-мимических подтверждений контакта, постоянно приходится проявлять контактную связь многочисленными междометиями: Ага; Угу; Да-да; А-а-а… и т.д. Если же таких сигналов не поступает, на другом конце провода обнаруживается беспокойство: Алло, алло! Ты меня слышишь? Ты что молчишь? Куда ты пропала? Таким образом, не прерывая, не перебивая собеседника, можно и нужно постоянно проявлять свою коммуникативную роль слушателя с помощью междометий, жестов, мимики.

Пятое правило. В роли слушателя надо уметь вовремя оценить речь собеседника, согласиться или не согласиться с ним, ответить на поставленный вопрос, на побуждение среагировать действием и словесно. Иначе говоря, необходимо сочетать в себе роль слушающего с ролью говорящего, умело вступая в диалог, но при этом не забывать, что не следует занимать все временное пространство беседы собственным говорением. Итак, в диалоге дай говорить другому, не уходи от роли слушающего. Именно в этом случае «слово серебро, а молчание золото».

Шестое правило. Если слушающих больше, чем два, не следует отвечать на вопрос, заданный другому собеседнику, вообще реагировать на речь, направленную не к тебе. В этом случае в народе одергивают неуместно вступившего в беседу: Тебя не спрашивают; Не встревай; Тебе бы помолчать и т.п. Но если тот, к кому направлены слова, не реагирует, что, конечно, вне правил ведения речи, то другой, как бы сторонний, слушающий может взять на себя ответ, тем самым спасая положение в общей беседе и организуя тот тип речи, который называют полилогом.

Как видим, правила для говорящего и для слушающего теснейшим образом связаны, и это естественно, так как говорящий и слушающий две неразрывные стороны общения. Однако наблюдения показывают, что особенно много нарушений культуры общения со стороны именно слушающих. Слушать мы умеем плохо, не научены этому с малых лет, поэтому в совместных разговорах, беседах, дискуссиях у нас так много неурядиц, недопониманий, недоразумений и просто обид невыслушанных людей. Вот что мудро советует говорящим и слушающим Дмитрий Сергеевич Лихачев: «Для того, чтобы вас услышали, нужна доброта. Правом судить нужно пользоваться осторожно, очень осмотрительно. Поэтому давайте постепенно привыкать и к другому слову не только гласность, но и демократия, «выпускание пара». А демократия норма жизни, естественное и постоянное состояние общества, его дыхание. Нам надо учиться демократии, учиться терпимости к чужим мнениям, умению выслушивать и возражать. Учиться равенству в споре…» 2

1 См.: Рождественский Ю.В. Введение в общую филологию. М., 1979, а также уже упоминавшаяся книга С.В. Неверова и другие.
2 Литературная газета. 1987. 9 сентября.

 

В) А.Ю. Панасюк. Как победить в споре, или искусство убеждать. М.: Олимп: ООО Издательство АСТ-ЛТД», 1998, 304 с.

 

4.2. ПРИЕМ «ЗОЛОТЫЕ СЛОВА»

4.2.1. «Золотые слова», комплименты, лесть «кто есть кто»

При описании этого приема формирования аттрак­ции, приема расположения собеседника (будь то Ваша дочь или банкир) к себе, начнем с определения.

   Зафиксируйте, пожалуйста, по пунктам, обра­щаюсь я к слушателям, изъявившим желание обучаться этим приемам, следующее определение:

«Золотые слова» это

1)   приятные слова,

2)   содержащие небольшое преувеличение каких-либо положительных сторон человек

А, понятно, прерывает самый «находчивый» из слушателей, это о комплиментах…

А я думаю, включается второй, что это не комплименты, а лесть…

Ну что же, прервали слушатели запись определе­ния значит, так и должно быть. Значит, и в самом деле в этом месте необходимо сделать отступление, чтобы было ясно, «кто есть кто».

Ну, хорошо, давайте поговорим о комплиментах, раз Вы так сказали». Или о лести? Вот и первый вопрос: чем комплимент отличается от лести?

Лесть это то, что неправда!

Да, но ведь и комплимент посмотрите пункт 2 определения это тоже, так сказать, не совсем правда. Вот Вам пример: посмотрите, пожалуйста, на Вашего коллегу. («Извините, обращаюсь к одному из слуша­телей, что мы о Вас поговорим в третьем лице. Вы не возражаете? Хорошо».) Он, допустим, сегодня выглядит как всегда, а я подхожу к нему и говорю: «Вы сегодня прекрасно выглядите!» Что это: комплимент или лесть?

Комплимент, говорит один.

А может быть, лесть, не очень уверенно заме­чает другой.

И опять разошлись во мнении мои слушатели.

   Так что же тогда есть лесть? спрашиваю снова. И поскольку в аудитории в этот момент чаще всего наступает тишина («чувствуют» разницу, а сказать не могут; психологи говорят: не может вербализовать свои чувства), приходится помогать, обратившись к специа­листам.

   Вот смотрите, что по этому поводу говорится в Словаре русского языка: лесть угодливое восхвале­ние, прикрытие неискренности притворным чистосердечием. И получается: тот, кто из Вас решил, что я го­ворил Вашему коллеге «Вы сегодня прекрасно выгля­дите!» без всякой задней мысли, тот сказал: «Это комплимент»; а тот, кто подумал, что я лицемерю (лишь притворяюсь искренним), тот сказал: «Это лесть». Иначе говоря, лесть ли это или комплимент это все зависит от того, поверили ли Вы в искренность намерений говорящего или не поверили. И обратите внимание: «в искренность», а не «в правдивость», ибо и в том, и в другом случае сии слова суть «небольшое преувеличение…».

Ну а чем же тогда прием «Золотые слова» отличает­ся от комплимента? Ведь и для того, и для другого в равной мере характерно определение и «приятные слова», и «небольшое преувеличение». Так чем же «зо­лотые слова» отличаются от «слова-комплимента»?

А оказывается, тем, что я не успел Вам договорить, когда мы с Вами фиксировали определение приема «Золотые слова». Соль отличия в третьем пункте:

«…3) сказанные попутно, мимоходом, без акцентуации внимания на этих словах».

А теперь давайте вспомним еще раз общий меха­низм действия всех приемов формирования аттракции:

в конечном счете необходимо, чтобы у собеседни­ка помимо его воли возникло чувство приятного, свя­занного с его партнером по общению;

чтобы выполнить условие «помимо его воли», не­ обходимо адресовать приятный сигнал не сознанию, а подсознанию собеседника;

чтобы выполнить это условие, необходимо так направить приятный сигнал собеседнику, чтобы он увидел его или услышат его, но чтобы он не обратил на пего внимания. И тогда по всем законам психологии данный сигнал уйдет в подсознание (и собеседник не будет знать, что в его подсознании существует этот приятный для него сигнал), а оттуда в виде недиф­ференцированного (нечеткого, неопределенного) чувст­ва (в данном случае приятного чувства) будет влиять на сознание, приводя собеседника примерно к таким мыслям: «…что-то в нем все-таки такое приятное есть…».

По отношению к приему «Золотые слова» все это выглядит примерно следующим образом: сделать чело­веку комплимент, но так, чтобы он его услышал, одна­ко заметьте себе! не обратил бы на него внима­ния!

А разве можно так: сказать целую фразу (ведь комплимент это не пара слов, которые можно про­изнести незаметно, скороговоркой) и чтобы человек услышал эту фразу, но не обратил бы на нее внимания? Разве «технически» можно так?

Так нужно, утверждает психология риторики. А раз она так рекомендует, то зная, что говорит, ре­комендует вещи вполне реальные. Это возможно.

А теперь, дорогой читатель, я Вам расскажу, как это делается на … лекции.

4.2.2. «Вам сегодня делал кто-нибудь комплименты?»

Примерно через 23 часа от начала лекции я задаю моим слушателям такой вопрос: Вы сегодня слышали в свой адрес комплименты? Вам кто-нибудь сегодня их делал? Каждый из них начинает вспоминать сегодняш­ний день: где он был, с кем он говорил и делал ли тот, с кем он говорил, ему комплименты. Далеко уходят… Ведь ситуацию «на лекции» никто из них не анализи­рует, ибо есть установка: лекция это не та ситуация, где людям делают комплименты. Посему и говорят: «Да нет, вроде пока еще сегодня никто не делал». А между прочим, они сегодня слышали в свой адрес как мини­мум полдюжины комплиментов от… своего лектора-психолога. Но! То были не просто комплименты, то были «золотые слова»! И когда я об этом сообщаю моим слушателям, то первая реакция растерянность, но затем вспоминают:

Верно, верно, говорили нам «милые мои и доро­гие мои».

Ну, знаете, это у меня такая присказка. (Правда, присказка, но вот что интересно: слушатели ее записали в «комплимент» значит, правда приятно было слышать. Уже хорошо. Чем больше приятного они от меня услышат, тем прочнее будет аттракция, значит, легче будут принимать, а не только понимать.)

А вот Вы еще на лекции говорили… что-то… о профессионалах…

(Обратите внимание, как вспоминается с трудом, через ту», «что-то». Прекрасно! Что и требовалось. В идеале лучше было бы, если бы не вспомнили ни одного комплимента, сказанного мною на лекции в их адрес. Но то в идеале! А посему вспоминают-таки.)

   Bepно, говорил, не отказываюсь.

А дело было так. В самом начале лекции, когда го­ворилось (вспоминалось) об их вузовском образовании, где они изучали и психологию (слушатели юристы), говорил им: «Вот теперь Вы уже дипломированные спе­циалисты, и когда Вы берете в руки какой-либо ко­декс тут Вы боги, тут Вы специалисты, спору нет; а вот когда Вам приходится работать с человеком, може­те ли Вы сказать, что Вы так же блестяще знаете этот «предмет» своей деятельности? Поднимите руки, кого из Вас где-нибудь когда-нибудь специально обучали технике воздействия на людей». Слушатели начинают думать нет, не о том «ах, какой он комплимент­щик», а о том, обучали ли их где-нибудь специально… И почти сразу же ответ: «Нет, конечно, нет, мы все в этом деле самоучки, Карнеги читали». Прекрасно! Ус­лышали комплимент в свой адрес (и дважды!) и не думали о нем ни одной секунды, думали о другом, вспоминали: учили их этому или нет. Что и требова­лось доказать. А получилось все это так потому, что слова-комплименты были сказаны попутно, мимохо­дом, с учетом третьего пункта: «без акцентуации вни­мания на этих словах».

   Ну, хорошо, продолжаю я диалог, этот комплимент Вы вспомнили. А может быть, вспомните еще?   

Обычно из пяти-шести сказанных им на лекции таким образом комплиментов вспоминают два-три. Продолжаю их стимулировать:

   Ну, вспомните еще. Я почему Вас об этом прошу? Не для того, чтобы проверить Вашу память, а показать вам, как делать прием «Золотые слова». Как видите, у меня от Вас нет никаких секретов. Более того, я даже не скрываю, что мне нужно располагать Вас к себе не только потому, что Вы милые и приятные люди, это само собой разумеется, а для того, чтобы Вы не только поняли, но и приняли, как о том гласит… какой закон коммуникации? правильно, третий. Вот почему у меня от Вас нет никаких секретов. Но это так, к слову, а все-таки попробуйте еще вспомнить, какие на сегодняшней лекции Вам делал комплименты Ваш лектор, а?

И в аудитории, как правило, наступает тишина. Блестяще! Ведь буквально минуту назад они услышали еще один комплимент в свой адрес. Дорогой читатель, Вы-то, конечно, обратили на это внимание, ибо Вы читаете в свободном темпе, можете остановиться, чтобы «переварить» информацию, а они следовали за моею мыслью в темпе, который был навязан мною. Сказав им «не только потому, что Вы милые и прият­ные люди, я не дал им возможности на этом застрять, об этом подумать, зафиксировать свое сознание на этих словах, а быстро повел их дальше: «…а для того, чтобы Вы не только поняли, но и приняли…» И вот они уже стали думать о третьем законе.

4.2.3. Главное, чтобы комплимент не заметили

Итак, «Золотые слова» как прием формирования ат­тракции отличается от «комплимента» только одним: это тот же комплимент, но на который человек не об­ратил внимания. В этом соль приема (как и всех ос­тальных). Если же Вы хотите сделать человеку компли­мент, то подойдите и скажите ему: «Вы сегодня прекрасно выглядите». Человек, может, и не подумает, что Вы комплиментщик, а может, и подумает (может сра­ботать психологическая защита). А вот если Вы хотите воспользоваться приемом «Золотые слова», то произне­сите этот же комплимент, но так, чтобы слова-компли­менты были как бы «врезаны» в Вашу фразу, чтобы ни до этих слов, ни тем более после них не было паузы. Вся фраза с встроенными в нее словам-ком­плиментам и должна произноситься, что называется, на одном дыхании. Без пауз. А вот Вам и правила:

1) встроить слова-комплименты в общую фразу;

2) не делать пауз;

3) чем длиннее общая фраза после слов-комплимен­тов, тем лучше;

4)   весьма желательно, чтобы часть общей фразы после слов-комплиментов содержала нечто такое, что захватывало бы внимание слушающего.

Очевидно, что техническое исполнение приема «Зо­лотые слова» несколько сложнее, чем приема «Имя собственное». Но зато и эффект будет сильнее, если, конечно, по всем пунктам правила.

Все это не очень сложно осуществить, когда под рукой имеются готовые комплименты. Но, как оказы­вается, на пути их подготовки немало подводных рифов, которые могут свести на нет всю последующую технику. Поговорим о них, а главное попробуем научиться их преодолевать.

4.2.4. Умеете ли Вы делать комплименты?

В самом деле: можно научиться прекрасно встраивать эти слова в «общую фразу», но что это за слова вот в чем вопрос?

На тренинговом занятии со слушателями:

Вы умеете делать комплименты? Прекрасно. Тогда вот Вам задание: за пять минут каждому следует написать пять комплиментов своему соседу по столу. Показывать ему эти комплименты не обязательно. Итак, время! Пожалуйста.

Через пять минут:

   Кто из Вас выполнил полностью задание, т. е. на­писал все пять комплиментов?

Как правило, из тридцати человек полностью вы­полнили это задание 1012 человек. (Вот так-то, а мы «как встраивать»! Было бы что встраивать.)

   Хорошо. Кто из Вас готов озвучить свои компли­менты?

И вот что можно было услышать:

«Руки у тебя, конечно, золотые, а вот язык твой враг твой!»

«Твердость убеждений украшает мужчину!»

«Мне очень импонирует Ваша способность распола­гать людей. Только бы вот эту способность да в мир­ные цели!»

«Тебе надо быть более уверенным!» и т. д. и т. п.

Нет, конечно, не все комплименты были такого «класса». Но были и такие, и их было немало. И вывод: увы, не все наши слушатели, будучи даже людьми с высшим и гуманитарным (!) образованием, умеют де­лать комплименты.

Во-первых, как оказывается, не все все-таки знают, что такое комплимент и по каким правилам он состав­ляется.

Во-вторых, не у всех в активном словаре имеется достаточное количество приятных слов, описывающих какие-либо качества человека. Повторяю: в активном словаре, ибо вообще-то многие приятные слова им зна­комы. Знаете, кто достаточно легко (и правильно) вы­полнил задание полностью? Тот, кто довольно часто делает людям комплименты. Эти слова у него на по­верхности сознания, в его активном словаре, и нет на­добности искать их долго. Но таких людей все-таки меньшинство. Не знаю, дорогой читатель, насколько легко Вы справились бы с этим заданием (хочу ве­рить легко; а если хотите себя испытать попро­буйте, представив какого-то конкретного человека), но на всякий случай для Вашего коллеги-читателя, у которого с этим могут быть проблемы, правила фор­мулирования комплиментов.

1)   А как он-то считает?

Делая человеку комплимент (пока «комплимент», а не «золотые слова»), Вы ему как бы говорите, что у него есть вот такое-то положительное качество и оно у него вот и а столько-то выражено (Вы называете сте­пень выраженности чуть большую, чем у него на самом деле). Но вся беда в том, что Ваш собеседник может:

а)   данное качество не считать положительным качеством личности;

б)   воспринять иначе сказанное Вами, а не так, как Вы хотели бы;

в)   подумать, что Вы очень сильно преувеличили, ги­пертрофировали;

г)   или, наоборот, преуменьшили, ибо он полагает, что это качество у него развито (выражено) значитель­но сильнее, чем Вы представили.

Во всех этих четырех случаях комплимент не будет комплиментом (и уж никогда не превратится в прием «Золотые слова», поскольку, как бы Вы ни старались скороговоркой произнести эти слова, собеседник все равно на них по указанным выше основаниям об­ратит внимание), а посему необходимо это учитывать. Сформулируем сказанное в виде правил.

2)   Правила формулирования комплиментов.

а)   Учитывайте возможную инверсию. Например, че­ловеку, который весьма негативно относится ко всяко­го рода комплиментам (бывают такие), говорят: «Я слышал, Вы блестяще умеете делать комплименты! Вот бы мне так же научиться!» реакция будет прямо про­тивоположной ожидаемой Вами.

б)   Без двусмысленности. «Слушая Ваши диалоги с людьми, я каждый раз удивляюсь Вашей способности так тонко и остроумно уходить от ответов!» Оно конеч­но, быть остроумным и тонким дискутантом вроде бы и хорошо, это с одной стороны, но с другой «ухо­дить от ответов» это все-таки не добродетель для профессионального дискутанта. О каком из этих двух качеств говорил делавший комплимент вопрос. Таких вопросов, как Вы сами понимаете, быть не должно.

в)   Не гиперболизируйте. «Я всегда поражаюсь Вашей пунктуальности и аккуратности», сказали человеку, который знает, что о нем ходят просто анекдоты о его несобранности и рассеянности. Он, конечно, хотел бы (скорее всего) быть и аккуратным, и пунктуальным, но, увы, он трезво понимает, что ему очень далеко до этого. Ваше «небольшое преувеличение» для него недосягаемая мечта, гипербола!

г)   Учитывайте «высокое мнение». У Вашего собеседника это качество, предположим, развито сильнее, чем Вы «преувеличили». Например, некто врачу: «Можно поразиться только этому Вашему мастерству! Как Вы за несколько минут смогли определить, что у
него аппендицит?!» Смешно, Для практика-хирурга это элементарно, и врач прекрасно знает, что он может и больше, и лучше. В ответ на свой комплимент Вы, ско­рее всего, получите лишь легкую ухмылку.

И еще два правила, которые нередко нарушали наши слушатели, выполняя задание по написанию пяти комплиментов.

д)   Без дидактики! Это правило заключается в том, что комплимент должен констатировать, т. е. утверж­дать наличие той или иной характеристики (утверждать с небольшим преувеличением), но не содержать реко­мендаций по се улучшению. «Тебе надо быть более уве­ренным!», «Тебе бы к лицу была легкая косметика» назидание!

е)   Без «приправ». Это последнее правило касается не самого содержания комплимента, а тех добавок с нега­тивным оттенком, которые нередко следуют за ним. Мы уже приводили такие примеры, когда человеку делался комплимент по поводу его «золотых рук» и тут же «а вот язык твой враг твой!»; или по поводу умения рас­полагать к себе и тотчас же «только это бы а в мирных целях!». Не могут некоторые без ложки дегтя, ну никак не могут! А в результате вместо приятного чувства этот сигнал вызывает чувство обратное.

Подведем итог. Итак, всего шесть правил, которые не следует нарушать, формулируя слова-комплименты. Повторим их еще раз.

а)   Учитывайте возможность инверсии.

б)   Без двусмысленности.

в)   Не гиперболизируйте.   

г)   Учитывайте «высокое мнение»,

д)   Без дидактики.

е)   Без «приправ».

Соблюдая эти правила, Вы никогда не окажетесь в двусмысленном положении, а Ваши слова-комплимен­ты имеют все шансы превратиться в прием «Золотые слова».

3) Поможем начинающему?

Автор полностью осознает, что среди его читателей могут быть и такие, у которых еще не очень большой запас всяких приятных слов (в этом отношении очень характерна студенческая аудитория. Но не только студенческая). Если у Вас, уважаемый читатель, с этим все в порядке, то пропустите данный раздел (впрочем, может быть, и для себя Вы в нем что-то увидите полез­ное, всякое бывает).

А мы представим начинающим некоторые компли­менты с обязательным описанием ситуации, ибо и это очевидно содержание комплимента должно соот­ветствовать содержанию ситуации.

Первая группа комплиментов связана с умением об­щаться.

Когда он сумел кого-то переубедить: «Вашей логике убеждать можно позавидовать!»

«Как Вам удается так легко располагать людей к себе?!»

После длительных переговоров, завершившихся удачно: «Всегда бы иметь такого приятного партнера!»

Когда Ваш собеседник неожиданно для Вас открыл Вам на что-то глаза: «Общаясь с Вами, действительно можно многому научиться!»

После длительной беседы, расставаясь: «До чего же приятно было с Вами общаться!»

О поведении человека в трудной ситуации.

Человеку, который при Вас был участником конфлик­та и удержался от ответного выпада: «Ваша выдержка не может не восхищать!»

Человеку, который, несмотря на трудности, все-таки довел дело до конца: «Вашей воле можно позавидовать!»

«Это прекрасно, что у Вас такой настойчивый xaрактер!»

О других личностных качествах.

Человеку, который Вам рассказал что-то новое о К., которого Вы и до этого хорошо знали: «У Вас поразительная наблюдательность!

«Я раньше и не знал, что Вы так тонко и хорошо разбираетесь в людях!»

Человеку, который неожиданно блеснул своей эруди­цией: «Меня всегда поражает широта Ваших знаний!»

Человеку, который чем-то бескорыстно пожертвовал ради другого: «Меня подкупает Ваша доброта и отзыв­чивость!»

Человеку, у которого новый неяркий костюм: «Как Вам удается выдерживать моду и скромность одновре­менно?!»

Человеку, только что оправившемуся после тяжелой болезни: «А Вы совсем неплохо выглядите!» (А вот если; в этом случае: «Вы чудесно выглядите!» будет нару­шено правило «не гиперболизировать».)

И как проявление высшего доверия:

«Пожалуй, я пошел бы с Вами в разведку!»

По поводу деловых качеств.

Организатору различных мероприятий: «Уверен, что в этом деле Вас трудно превзойти!»

«Я поражаюсь Вашему трудолюбию!»

«Верно говорят, у Вас действительно «золотые руки»!»

«Смотреть, как Вы работаете, одно удовольствие!»

Разумеется, эти примеры скорее следует рассматри­вать в качестве модели, но вполне возможно, что неко- торые из них могут быть использованы, что называет­ся, один к одному.

А сейчас

4.2.5. О комплименте стопроцентного действия

Вначале ситуация. Предположим, у Вас есть кол­лега, который Вам очень неприятен, такой, знаете ли, нехороший человек, правда нехороший. И вот однажды, встретившись с ним в приемной Вашего обще­го руководителя, Вы услышали от него следующее: «Знаете, Н. К, я все время удивляюсь, как Вам удается уговорить его (кивок в сторону кабинета шефа)?! Я в прошлый раз полтора часа его уговаривал, чтобы он выделил мне дополнительные средства… И ничего не вышло! Вам же это так легко удается буквально за несколько минут! Можно позавидовать Вашему дару убеждать людей!»

На это Вы наверняка подумали про себя: «Вот льстец, вот подхалим». А когда Вы остались наедине со своими мыслями, то начали размышлять примерно так: «Конечно, где ему с его лобовым упрямством!.. А вообще-то у меня действительно это иногда неплохо полу­чается… Не один он так говорит… Хотя, конечно, я думаю, он сейчас несколько преувеличил, что «за не­сколько минут», но вообще-то верно. Надо уметь быть дипломатом…» и чувство законной гордости! И возникло оно совершенно естественно, поскольку дей­ствительно есть чем гордиться. Это верно!

А теперь вопрос: вот это чувство гордости, которое у Вас возникло, какой имеет эмоциональный знак: поло­жительный или отрицательный? Понимаю, вопрос ри­торический, ибо ясно, что положительный, приятно все-таки, когда есть чем гордиться. А кто явился источ­ником возникшего у Вас этого чувства приятного? Он, этот вроде бы неприятный тип. Теперь уже «вроде бы» ибо вполне естественно, как заключение Ваших раз­мышлений, возникает мысль: «Нет, что ни говори, а иногда он все-таки умеет подмечать в людях!.,» Смот­рите, Вы о нем уже заговорили «с плюсом»! И получа­ется, что он достиг своей цели! Как же это ему уда­лось-то в противодействующих обстоятельствах, во­преки имеющейся на него негативной установке и вызвать к себе позитивную реакцию?!

А все очень просто он использовал не обычный комплимент, а действительно «комплимент стопро­центного действия».

Эффект любого комплимента, эффект любой похва­лы определяется тем, что говорящий как бы приподнимает статус, личностную или социальную значи­мость того, кому эти слова адресованы. И это приятно потому, что каждый чело­век (за редким исключени­ем) стремится быть лучше, выглядеть в глазах других людей лучше, чем есть, приподняться над «серой окружающей действитель­ностью». И когда он слышит, что у него «золотые руки» или он «блестящий логик», это, естественно, его приподнимает над ок­ружающими, в том числе и над тем, кто такие слова го­ворит. Ну а если говорящий и «опускает» себя в его же глазах «Знаете, я зави­дую Вашему умению!» или «Что Вы? У меня так ни­когда не получится!» тогда «дистанция» возраста­ет еще больше, а чувство «законной гордости» стано­вится сильнее, ярче! И вот уже говорящий нам компли­мент не кажется таким «неприятным типом» («Нет, все-таки он умеет разбираться в людях!»). А все это в результате действия комплимента на фоне антикомплимента себе.

Посмотрите, что произошло в описанной выше сценке в приемной руководителя. Этот «неприятный тип» удовлетворил сразу две Ваши потребности! Пер­вую в усовершенствовании способности располагать людей к себе. Исходя из его слов оказывается, что эта способность у Вас развита сильнее, чем Вы думали. Это раз. А кроме того, он, говоря: «У меня не полу­чится», удовлетворил и Вашу вторую потребность видеть в этом типе негативное (ибо такова уж в Вас на него установка, и с этим трудно что-либо поделать, раз он ее заслуживает) и это тоже не могло не вызвать чувства удовлетворения («да где тебе!..»), И получается двойной эффект. Вот почему даже при наличии на себя негативной установки он сумел вызвать к себе положи­тельную реакцию («Нет, все-таки иногда он в людях умеет…»). Пусть эта мысль начинается с «нет», с отри­цания, пусть через «иногда», но посмотрите, какой прогресс по сравнению с исходным: до сего момента Вы и не думали о нем говорить ничего позитивного (не заслуживал, правда). И вдруг через несколько минут Вы, по сути, сделали ему… комплимент! И нет тут ни­какого чуда, ибо был использован «комплимент сто­процентного действия» комплимент на фоне анти­комплимента себе.

А если бы еще этот комплимент превратить в «золо­тые слова», т. е, сказать его как бы между прочим, встроить его в общую фразу, цены бы этим словам не было, поистине они были бы «золотыми». Главное, чтобы собеседник не зафиксировал бы на них своего внимания, не стал бы рассуждать по их поводу (как это сделать, Вы теперь знаете), и тогда положительное чув­ство к говорящему комплимент возникло бы из подсо­знания, как бы неожиданно, даже не связанное с теми словами, которые собеседник конечно же услышал, но не осознал. Возникла аттракция.

Вот таким образом, через анализ «комплимента сто­процентного действия», мы уже начали обсуждение ме­ханизма действия этих «золотых слов». Каков же он?

4.2.6. Как же действуют «золотые слова»?

Давайте сначала «поговорим о том, как действуют слова-комплименты, а уж потом о действии «золотых слов».

Смотрите, что получается, когда используют комплименты. Человек услышал в свой адрес нечто, что содержало небольшое преувеличение каких-то его по­ложительных сторон. Человек осознал все сказанное (ибо это пока не прием «Золотые слова») и мог подумать: «Преувеличивает!» А подумав так, казалось бы, должен свести на нет эффект этих слов возникнове­ние чувства приятного. Ан нет, подумал, что преувели­чение, а все равно почему-то приятно (не было бы приятно, не достигали бы слова-комплименты своей цели не существовал бы «институт комплиментов», ибо люди не делают то, что всегда бесполезно). Почему же возникает это чувство приятного, хотя человек и понижет преувеличение, на самом деле «это у меня не так заметно выражено»? Помните, как у А. Пушки­на: «Я сам обманываться рад» почему так? Разберем­ся.

Впрочем, «разбираться» нам будет несколько труд­новато, потому что в основе данного феномена «же­лания обманываться» лежит психологическая защи­та, именуемая «Уход от реальности». А чтобы ее опи­сать, надо хотя бы кратко пояснить суть механизмов психологической защиты. Для этого же необходимо, и вновь хотя бы кратко, сказать о защитной функции подсознания. Но сказать «кратко» сказать плохо, ибо хотя и говорят, что краткость сестра таланта, но и еще говорят: полузнание хуже незнания. Как тут быть?

В общем, так: Вы, наверное, знаете, что, когда чело­век что-либо очень хочет, он нередко выдает желаемое за действительное, происходит своеобразный обман зрения, слуха и т. п. Кто не мечтает о том, чтобы у него действительно были «золотые руки», т. е. руки Мастера? Если не все, то большинство это уж точно. Такова у людей установка (не обязательно осознавае­мая) видеть свои руки «золотыми». Так вот, на фоне подобной установки повышается внушаемость, ибо система (нервная система) как бы находится в положе­нии «товьсь!» («готовьсь!»), она готова впитывать в себя и принимать за реальное не только то, что действитель­но реально, но и то, что близко к реальности (действует психологический закон генерализации установки). Именно так объясняется смысл поговорки «Пуганая ворона и куста боится» когда мы ожидаем появление опасного «агента», мы его видим и там, где его и нет, принимаем куст за опасного зверя (закон генерализации). Точно так же и с ситуацией комплимента: ожида­ние, что у меня должна быть «золотые руки» (а я это, может быть, в тайне даже от себя, хочу, я же нормаль­ный человек), позволяет увидеть признаки этого даже там, где их нет, точнее, поверить утверждению других, что они действительно есть. Вот почему «Я сам обма­нываться рад»! Вот почему мы не возмущаемся против неправды, когда кто-то чуть преувеличивает наши до­стоинства. Ибо чуть преувеличенная реальность — все равно реальность. И в соответствии с законом генера­лизации установки эти слова «принимаются» подсозна­нием даже порой вопреки осознанию, что действитель­ность, реальность «ну, не совсем такая», как очень хотелось бы.

Такова уж природа людей, такова их психология, а великий поэт очень точно это уловил:

И обмануть меня не трудно, Я сам обманываться рад.

А дальше все уже по известному механизму: воз­никшее чувство приятного («А ведь и правда, у меня руки ну, не то чтобы уж действительно «золотые», но умеют, это верно» и чувство законной гордос­ти!) естественным образом ассоциируется с источником этого чувства человеком, сказавшим нам это. А по психологическому закону стремления к максимизации наград (людей, как и любых других живых существ, всегда притягивает то, что делает им приятное) возни­кает невольное, не всегда осознаваемое чувство тяготе­ния к этому объекту а вдруг да еще что-то приятное от него получится! Вот и аттракция.

А теперь сведем все эти рассуждения в виде логи­ческой цепочки:

1) человек услышал в свой адрес комплимент по по­воду определенного качества его личности;

2) благодаря функционированию установки на жела­тельность этого качества оно на уровне подсознания принимается за реальность;

3) возникает чувство удовлетворения;

4) чувство удовлетворения всегда сопровождается возникновением положительных эмоций (чувство приятного);

5) возникшие положительные эмоции связываются по закону ассоциации с их источником и переносятся на того, кто их вызвал;

6) в соответствии с законом максимизации наград возникает притяжение к этому человеку, т. е. аттрак­ции. Что и требуется от данного приема, как и от всех остальных приемов расположения людей к себе).

А теперь от теории к практике, к жизни: когда не следует использовать прием «Золотые слова».

4.2.7. Есть ли противопоказания?

   Ну, я не думаю, что комплименты всегда уместны. У человека, допустим, какое-то горе, а Вы ему: «Как Вы прекрасно выглядите!» Думаю бестактно.

(Мой оппонент, как Вы, дорогой читатель, уже дога­дываетесь, умышленно утрирует ситуацию. Автор ведь не рекомендовал делать человеку в горе подобный компли­мент. Но все-таки интересно: почему же тогда его оппо­нент говорит об этом, о такой «рекомендации», почему утрирует? А все очень просто: автор и это надо при­знать не оговорил в виде специального пункта правил, что содержание комплимента должно соответствовать ситуации. Автор полагал, что это очевидно. Но когда очень хочется поспорить (смотрите-ка, тот же меха­низм генерализации установки!), то можно и так, ведь формально он прав. И теперь автору придется это огово­рить. А что делать?)

   Вы абсолютно правы, дорогой мой оппонент. В этой ситуации подобный комплимент будет неуместным (я не заметил его иронии и принял выпад за чистую монету ну вот такой автор наивный). Вы правы, я не сделал оговорки, которую делаю сейчас: содержание комплимента не должно противоречить содержанию си­туации, в которой находится собеседник. Вот, сказал.

А теперь по поводу самой ситуации: допустимо ли человеку, находящемуся в горе, делать комплимен­ты? Думаю да, думаю тем более надо. Вот посмотрите: Вы подходите к человеку и выражаете ему свое соболезнование примерно следующими словами: «При­ми мои искренние соболезнования… Я знаю, как тебе сейчас трудно… мужайся, я знаю, что ты же сильный человек, уверен, ты сможешь это перенести, я же тебя знаю… А сейчас поплачь, поплачь легче станет, не сдерживайся…»

Годится? Наши слушатели, убрав при этих словах привычную на лекции улыбку с лица, соглашаются с автором (кстати, я им же и объясняю, почему психоло­гически более верно «поплачь, поплачь», а не «успо­койся, ну, не плачь…» надо запустить в работу меха­низм психологической защиты «вымещение»).

Итак, снова вопрос: возможны ли в Вашей деятель­ности (будем говорить преимущественно о профессио­нальной деятельности) такие ситуации, когда пользо­ваться приемом «Золотые слова» не следует, даже если Вы ведете деловой разговор?

Вот, вот, как раз о деловом я и хотел сказать, это включается в диалог мой второй оппонент. Я, допустим, провожу производственное совещание и думаю, что, поскольку идет серьезный деловой разго­вор, всякие комплименты в этот момент неуместны.

(Обратили внимание на «всякие»? В нем явно про­сматривается желание принизить значимость обсуждае­мого. Почему понятно: наш разговор разрушает сло­жившуюся у оппонента систему взаимодействия, где комплиментам места не было. Что поделать, надо тер­петь и не обращать внимания на это «всякие», Он же не знал, что использовал сейчас один из некорректных при­емов ведения диалога; но я зато знаю, как использовать пси-защиту от них. Но о ней позже. А сейчас к диало­гу с оппонентом.)

4.2.8. «Золотые слова» и деловое совещание совместимы ли?

…Вы проводите деловое совещание. Уместно ли его начинать с «приятных слов, содержащих небольшое преувеличение…»? Посмотрим.

Всем известно, что любой контакт с людьми не следует начинать с образования у них отрицательных эмо­ций, которые естественным образом будут блокировать принятие Ваших слов. Но то теория, а в жизни?..

…Урок в школе. Входит в класс учительница и обна­руживает, что несколько учеников отсутствует. У нее есть основание полагать, что они прогуливают. Какие основания вопрос другой, но они есть. И вот учи­тельница начинает работать с учениками с проявления своего негодования по поводу прогульщиков. И гово­рит она все это («Это безобразие! Я буду жаловаться директору! Я!..»), естественно, присутствующим, вызы­вая у них, конечно же, тоже отрицательные эмоции. Только у них эти эмоции направлены не на отсутству­ющих товарищей (срабатывает психологический фактор корпоративности, солидарности с членами собственной социальной группы одноклассниками), а на… учи­тельницу. Тем более если она в пылу осуждения отсут­ствующих перенесет свое негодование и на присутству­ющих (а такое тоже не редкость): «Господи, когда же вы возьметесь за ум?! Ведь четверть заканчивается, а вы все гулянками занимаетесь!» и т. п. В результате с тако­го начала (увы, весьма нередкого, автору и самому бы­вает трудно от этого удержаться, когда его студенты не все собираются вовремя) создается ситуация, затрудняющая принятие позиции этой учительницы. А ведь ей вести урок добиваться принятия учениками ее слов (а не только добиваться понимания, к чему и при­зывает в основном официальная педагогика). Более того, когда «ругают», затрудняется не только принятие, но иногда у некоторых индивидуумов и понима­ние, поскольку у них стрессовое состояние блокирует доступ в сознание информации («не воспринимают»).

А теперь в кабинет, где проводится совещание. Разве не на такой ноте некоторые руководители любят открывать совещание («Нагнать страху покладистее будут». Но проголосовать-то «за» проголосуют, а вот принять скорее не примут, ибо «страх» как психи­ческий фактор не входит в число факторов, обусловли­вающих внутреннее согласие с позицией говорящего)? Разве не были Вы сами свидетелями подобных «преамбул» некоторых начальствующих лиц (будь то заведую­щий отделом или учительница, родитель или инспектор)? И разве Вы не испытывали на себе результат та­кого начала частичную или полную блокировку слов такого руководителя? Было, наверное, было. И хороше­го в этом, как Вы знаете, мало.

Отсюда: почему бы, открывая совещание (читай: «начиная урок», «проводя групповую беседу»), вместо формальных слов (ведь на совещании вашего отдела не тысяча человек и вы все друг друга хорошо знаете) не сказать, что Вы действительно рады всех их видеть (а разве не так?), и при этом обязательно удержаться от иронического замечания (ирония косвенная агрес­сия) в адрес «вечно опаздывающего заядлого куриль­щика Н. (с ним у Вас на эту тему может быть разговор потом) или в адрес какого-либо другого члена совеща­ния почему бы? А затем нет, не деловые слова о результатах проверки, о планах… а комплимент? Ну, хотя бы такой: «Ну что ж, вопрос у нас сегодня дейст­вительно серьезный. Впрочем (и это все как бы между прочим, скороговоркой, без акцентуации внимания, как бы в сторону), мы еще и не такие орешки раскалывали, чем тот, что нам сегодня подбросили из министерства; было и потруднее, справлялись, так что приступим. Я думаю, будет правильно, если вначале слово… и так далее.

Цель этих слов (или подобных им формулировок это уже дело вкуса) не только и не столько разнооб­разить уже набившие оскомину формальные слова, но и вызвать у присутствующих где-то в глубине души не всегда осознаваемые (а у некоторых сознанием и отвер­гаемые пока) ощущения «чего-то» приятного. Если Вам почему-либо не понравилась такая формулировка ком­плимента, замените ее другой, ибо это теперь не про­блема (и как формулировать знаем, и выбор есть).

Если от Ваших слов (от Вас!) у большинства из них на лице возникла легкая добрая улыбка в ответ на Вашу шутку-комплимент, то можно начинать есть положительный эмоциональный фон.

Итак, перед началом совещания специально приготовьте комплимент присутствующим, вставьте его в за­ранее приготовленную фразу-приветствие и перехо­дите к делу. И даже если среди присутствующих ока­жется только что прочитавший эту книжку и заметит, что это прием, то в крайнем случае он посочувствует Вам (мои читатели это теперь тоже корпоративная группа) «начинать-то всегда трудно», но скорее всего поддержит. Ибо они такие, мои читатели, сами прошли через, вce это и знают, сколько это стоит. Пусть эти Ваши комплименты будут шутливыми, а не обязательно напыщенно-торжественными (в ходе пси­хологического тренинга со слушателями приходилось видеть и такое). Пройдет время, и вот Вам уже не нужно будет «готовить» их предварительно; у Вас выра­ботается профессиональный стиль общения, где цель добиться принятия Вашей позиции идет через обра­зование положительных эмоций у собеседника.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *